22:20 

Дыхание октября

Inspired By Wind
Мы все во что-нибудь не доиграли...
Октябрь за окном методично дует на домики, проверяя их прочность по методу волка из сказки о трех поросятах. Стекла в рамах позвякивают, слышно как от особо душевных вздохов ледяного и сизого от курящихся костров дыхания октября подрагивают стены, но дома по привычке держатся. А вот деревья не успевают придерживать свои одежды, стоят прикрывая остатками листвы стройные темные фигуры. Октябрь, жадный до зрелищ, срывает с них пестрый покров недрогнувшей рукой, бросает его в лицо и под ноги спешащим по улице людям, кичась собственными богатствами и властью.
Правда, властвовать ему осталось недолго, скоро придет куда более меланхоличный ноябрь, которому принимать по описи оставшееся после кутежей братца имущество мира. Мне кажется, в ноябре оттого так много дождей, что хозяин месяца льет слезы по утраченным из-за обормота-октября возможностям и перспективам. Ноябрь тоскует и злится, отчего едва выпавший дождь схватывается на мокрой земле тонкой коркой льда. Он спешит убрать этот черный и голый мир с глаз долой, а потому с каждым днем все раньше набрасывает на купол небес непроницаемое покрывало сумерек, перетекающих в непроглядную ночь.
Но до ноября есть еще неделя и два дня. С октябрем в этом году у нас странные взаимоотношения. Он что-то сделал с моим сном, я практически с 9 часов вечера чувствую себя уставшей до чертиков. Но, когда ложусь в постель (что случается около полуночи), мне категорически не удается уснуть до начала второго. Пять часов сна для меня — мало, но на завтра неизменно вставать к 7 утра. А вот нынешнюю ночь я коротала в странном состоянии до 4 часов утра, не понимая сплю я или нет. К 5 утра меня сморили такие живые сны, что, проснувшись, было очень трудно разобраться с тем, что было во сне, а что наяву. У меня в последнее время формируется какой-то комплект ложных воспоминаний на основании снов. Целые горы разного рода дежа вю откладываются до срока в ящички картотек подсознания.
Коротаю я этот октябрь за довольно странными книгами в не менее странном состоянии, так что волей-неволей, вспоминаю собственное детство. Я была довольно странным ребенком. Судите сами: пребывая под влиянием читаемой классики, где то и дело воспевались образы чахоточных барышень с ярким румянцем и манящим нездоровым блеском глаз, я размышляла над тем как это здорово было бы — заболеть чахоткой. Ну, умру во цвете лет мучительно выкашливая собственные легкие в узорно вышитый платочек, но образ мой приобретет надлом и трагичность, запомнится. Конечно, отчего же не запомниться образу ребенка из благополучной семьи, который в 21 веке решил пройти все стадии туберкулеза легких?
Когда я подросла и накопила опыт болезней, связанных с кашлем, а также обзавелась более реалистичным складом ума, я поняла две вещи: сегодня туберкулез лечится и достаточно успешно в целом(никакого сравнения с 18 и 19 веком), а еще романтично кашлять у меня не получится чисто физиологически — я счастливый обладатель кашля отставного полковника, ну, или курильщика со стажем на худой конец. Чтобы вы понимали, когда я училась в школе, я своим кашлем могла сорвать занятие, так как за его звучными раскатами не было слышно толком преподавателя. Потому, когда я простужалась, меня часто отправляли сидеть дома даже после номинальной выписки, если кашель был при мне.
Эта осень принесла мне сказочное переживание в виде недели несбиваемой толком температуры, которая началась с периода спокойной ангины и перетекла в сопровождающие бронхита (ну, или чего-то вроде). Бронхит куда больше мешает нормальному ведению пар, чем ангина, скажу я вам. В ангину не слышно вас, а в бронхит вы слышны за много метров, но говорить членораздельно — задача почти ирреального масштаба. Я уже не упоминаю о том, что и услышать ответы за собственным кашлем удается далеко не всегда. Попробуйте продиктовать диктант, когда практически при каждом понижении голоса разражаешься кашлем. Нет, хвала богам, есть возможность заменить свой голос аудиозаписями с текстом диктанта, это и студентам полезно(восприятие разных вариаций произношения, тембров голоса), и меня спасает, но, тем не менее, грамматику им запись не объяснит, ошибки она тоже не исправит. А потому, приходится говорить так или иначе с тем или иным успехом.
Идет уже 4 неделя моего выхода из болезни, кашель все еще при мне. Менее экстравагантный, чем на пике бронхита, но тоже довольно импозантный. А главное, нагрянуть он может совершенно неожиданно. Мама, утомившись от этого аккомпанемента ее жизни (она, кстати, тоже бронхит подхватила), за баснословные деньги раздобыла какао-масло пищевое и тертые какао-бобы. С формулировкой: "Если ты теперь будешь кашлять как курильщик со стажем длиною в жизнь, то замуж выдать тебя будет труднее. Ну, и да. На работе тоже ведь мешает! Поэтому — пей!". Так что я теперь вечером пью горячее молоко с какао-маслом, чтобы папа имел шансы обзавестись зятем (по его требованиям отчего-то не младше 25 лет) побороть бронхит и размышляю о превратностях бытия.
А сколько за этот месяц было странных бесед. Интересных и раздражающих, утомляющих и дающих энергию, приятных и неприятных, информативных и бессмысленных. Люди в октябре сыплют словами похлеще опадающих рощиц. Многим из слов цена та же, что и листве, которая, падая под ноги, вскоре жухнет. Но из каких-то слов прорастут ближе к теплу свои росточки. А вот с тем корчевать их или подвязывать-облагораживать разбираться будем тоже позже.
Хорошо нам всем провести остаток октября, остаток осени. Ведь скоро Колесо опять повернет и в мир войдет стужа. Надо непременно лезть в Береникин цикл и перечитывать главу о дикой охоте, но еще больше хочется уповать на то, что она напишет-таки новую и скоро! Надо непременно верить, что Лира совсем скоро окончательно поправится и, наконец, станет спокойнее, как того хочет сама. Надо успеть все то, что надо успеть до поворота Колеса.

@темы: В голову придет и не такое, Пена дней

URL
   

Легенды ветров

главная